в этом блоге
постов
414
комментариев
46
фото
334
видео
45
хосок
0
Старик_КозлодоевСтарик_Козлодоев   6657301

Громкие звуки, движущиеся картины

в этом посте:
символов
5689
слов
945
картинка
1

Большое рок-н-ролльное надувательство

Когда Вудстокскому фестивалю исполнилось 25, мы с коллегами крепко напились прямо в эфире радиостанции «Панорама» (должен сказать, именно в ту пьяную ночь в московском FM-диапазоне впервые прозвучала песня Чижа «Вечная молодость» — с виниловой грампластинки!). Когда Вудстоку исполнилось 30, в московской газете «Алфавит» появилась грустная статья (как показало время, автор многое присочинил и кое-что переврал). В прошлом году самому главному фестивалю в истории рока исполнилось 40, и к этой дате (чуть, впрочем, опоздав) московское издательство Corpus выдало перевод мемуаров человека по имени Эллиотт Тайбер, который имел непосредственное отношение к проведению праздника музыки, волос и цветов.

Но о самом фестивале — о музыке и музыкантах — в ней почти ничего нет.

Книжка эта вышла на языке оригинала тоже совсем недавно, в 2007-м, а в минувшем августе Энг Ли снял по ней фильм, который до наших экранов пока что не добрался, но скоро, думаю, доберется.

«Взятие Вудстока» — это прежде всего воспоминания еврейского мальчика, ставшего еврейским юношей. Более того, это воспоминания гомосексуального еврейского мальчика, ставшего гомосексуальным еврейским юношей в пору, когда гомосексуализм еще не оперился, не расправил крылья и не стал одной из реперных точек современной западной цивилизации. Если копать глубже, то гомосексуальный еврейский мужчина (третья, как вы понимаете, стадия) оказывается хрестоматийным персонажем еще по двум параметрам: во-первых, он имеет классическую «идише маме» — вздорную, упрямую, безграмотную и совершенно тоталитарную мать, задавившую и Эллиота, и его отца, а во-вторых, он — художник по интерьерам. Полный, короче говоря, комплект.

На протяжении первых двух третей книги Тайбер (в соавторах также значится Том Монте — видимо, литобработчик) рассказывает о том, как же плохо ему жилось вплоть до 1969 года. Впрочем, он не забывает при этом сообщить нам, что плохо ему жилось в компании довольно известных людей — фотографа Роберта Мэпплторпа, драматурга Теннесси Уильямса, писателя Трумана Капоте, художника Марка Ротко и прочих, с большинством из каковых он коротал свой гомосексуальный досуг. Еще Тайбер наблюдал, как целая компания творила чудовищные вещи с пьяным и укуренным актером Роком Хадсоном, а другого актера, Марлона Брандо, обнимал «по-мужски» (жаль только, что вышла книга, когда всех этих людей не было в живых, и проверить правдивость слов Тайбера стало просто невозможно). Описано все это довольно красочно, с сочными подробностями, не близкими гетеросексуалам, к сожалению. Попутно Тайбер не упускает возможности заявить, что «практически все, что люди считали модным и определяющим новые тенденции, создавалось либо под влиянием геев-дизайнеров и художников, <...> либо непосредственно ими».

В последней трети книги рассказывается о том, как, оказавшись внезапно в нужное время и в нужном месте, автор, на тот момент владелец чудовищно бессмысленного, прогорающего мотеля (быт его тоже описан красочно) на окраине городка Бетел, узнав о проблемах с местом проведения Вудстокского фестиваля, вспоминает о том, что у него имеется лицензия на проведение музыкальных фестивалей, и немедленно лихо впаривает ее организаторам, как и землю, находящуюся во владении соседа и приятеля Макса Ясгура. Более того, все, что связано с фестивалем, становится для Тайбера средством массированной психотерапии — он перестает стыдиться еврейства и гейства, окрыленный бесчисленными баксами, сыплющимися из карманов организаторов. Живо рассказывает он о темных силах, которые мешали проведению фестиваля музыки, мира и любви, и о решимости, с которой море хиппи проигнорировало все запреты, победив в своем стремлении установить наконец «Эру Водолея»...

Собственно фестивалю в книге Тайбера отведено ровно три страницы. Три — из трехсот девятнадцати.

В принципе, скажу я вам, занимательное чтение. И познавательное. Стоящий на коленях во время минета Трумен Капоте, Мэпплторп, заставляющий автора позировать ему в гестаповской форме, трансвестит по имени Вильма, с плеткой выгоняющий из мотеля членов городского совета Бетела — о, какие занимательные, какие веселые картинки! Более того, многие замшелые хиппи не без интереса узнают, что сделать бесплатным концерты фестиваля было решено только тогда, когда количество зрителей без билетов стало в несколько раз превосходить число обилеченных, — это к вопросу о бескорыстии ясноглазых волосатых людей.

Но не спешите включать своего внутреннего гомофоба и антисемита. Дело не в альтернативной сексуальности и не в еврействе (хотя в случае тайберовской мамы...). Дело в личности самого Эллиотта Тайбера. А личность его неприятна. Трусливый, мелкий человечек, случайно оказавшийся втянутым в события, происходившие в одной из главных точек бифуркации XX века и просто-напросто использовавший ее для того, чтобы преодолеть то, из чего он состоял, а затем описавший процесс преодоления, не забыв приплести для пущей важности несколько значительных имен. Вот, собственно, и все.

Так что не введитесь на яркую обложку работы Андрея Бондаренко, который, не особенно изощряясь, «опластилинил» рекламный плакат Вудстока. Даже если вас прельстит имя заслуженного переводчика Сергея Ильина, отменно справившегося со своей работой, вы ничего не прочтете о Майкле Уордли, режиссере, который снял о фестивале знаменитый, получивший «Оскара» фильм, монтажером на котором, между прочим, был Мартин Скорсезе. Не узнаете о том, как за кулисами подрались Пит Тауншенд из The Who и лидер яппи Эбби Хоффманн. Не услышите голос фолк-рокера Джона Себастьяна...

Да, и о фильме. Российский критик Валерий Кичин, посмотревший его в Каннах, заметил: «Если заменить голые тела телами в рабочих спецовках, наркотические видения — опьянением от трудового энтузиазма, а гомосексуальные поцелуи — счастливыми объятиями передовиков производства, по стилистике был бы вполне советский фильм 70-х годов о том, как молодые новаторы преодолели косность консерваторов». Кичин — критик старой школы, достаточно косный временами и вполне консервативный, но с его выводом («Энг Ли придумал, по-моему, худшее решение старой темы, и сделал свой худший, на мой взгляд, фильм.») соглашается Дерек Малколм из лондонской газеты Evening Standard: «Попытку Энга Ли затащить на экран Свингующие Шестидесятые с любовью, уважением и легким юмором можно счесть однозначно разочаровывающей».

В общем, это не про тот Вудсток, о котором вы хотели бы узнать. Это про личный маленький Вудсток Эллиотта Тайбера, который сам Тайбер при помощи Тома Монте и — в нашем случае — издательства Corpus — выдает за большой.

Охота вам менять мильон по рублю? Тогда — и только тогда — покупайте и читайте эту книгу.

Старик_Козлодоев

Написал: Старик_Козлодоев 12 января 2010, 18:31

0
mood-o-meter
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
комментарии | 0
FaceBook
ВКонтакте
Загрузка...