в этом блоге
постов
686
комментариев
1041
фото
4238
видео
9
хосок
0
fresh_f5fresh_f5   11573570

Свежий номер

в этом посте:
символов
7012
слов
1248
картинки
2

"люди голосуют за меня долларом"

В 2011 году фотограф Герд Людвиг задумал сделать репортаж о 25-й годовщине трагедии на Чернобыльской АЭС, но его идея не встретила понимания ни в одном западноевропейском издании. Тогда он обратился к интернет-спонсорам — в 65 лет открыл для себя краудфандинг, собрал более $23 000 и сделал приложение для iPad.

Фотограф Герд Людвиг сделал себе имя на съемках Восточной Европы и особенно стран бывшего СССР. Он снимал съезды казаков в Крыму, московских бомжей и гастарбайтеров, путешествовал по Транссибирской магистрали и т. д. С начала 90-х Герд регулярно ездит в район Чернобыля — фотографирует последствия катастрофы и ее жертв, самовольно вернувшихся в когда-то брошенные дома в зоне отчуждения или спрятанных подальше от мира в интернатах Белоруссии.

— Как вы вообще отважились снимать в Чернобыле?
— Меня все время об этом спрашивают. Когда я спускался в тот самый четвертый реактор, с которого все началось, я думал только о том, что моя миссия важна для человечества, для будущих поколений, что я оставлю важный документ для них.
Будучи молодым, я протестовал против ядерной энергии. И это было задолго до Чернобыля. Потом случилась эта катастрофа. Но тогда на Западе бытовало мнение, и его активно продвигали политики, что подобная трагедия никогда не повторится в цивилизованном мире. Когда я предложил новый репортаж о Чернобыле в 2011 году, мне сказали: "О, это такая старая история!" Потом, запустив собственный проект на Kickstarter, я отправился на Чернобыльскую АЭС, и случилась Фукусима. Многие поняли, что катастрофа может произойти где угодно. Даже на Западе. Это подстегнуло людей к более активному спонсированию The Long Shadow of Chernobyl. Они поняли, насколько уязвима система, ранее казавшаяся надежной.

— Как вас занесло в краудфандинг?
— Мой ассистент Брэндон, ему 27 лет, надоумил меня попытать счастье в краудфандинге. А я только рад учиться у молодежи. Но в целом я осторожен, стараюсь не впадать ни в эйфорию, ни в уныние. Например, меня удручают случаи, когда высокие технологии позволяют воровать мою работу. На YouTube есть как минимум два видео, в которых использованы мои съемки без разрешения. Одно из них набрало 3 млн просмотров. Меня это не очень радует, поскольку нарушает мои права и права, как я думаю, других людей. Такого быть не должно. Я, как художник, как профессионал, принадлежу к очень прогрессивному сообществу — агентству Institute for Artist Management. Мы вместе пытаемся влиять и на эту ситуацию.

— Но все же положительный эффект от технологий тоже есть...
— Конечно! Люди на Kickstarter голосуют за меня долларом. Это значит, что они заинтересованы в моем проекте не меньше меня самого. Они не поддерживают какого-нибудь папарацци, который фотографирует Бритни Спирс или Пэрис Хилтон. Охота за сенсациями, к сожалению, сегодня очень популярна, особенно в американских медиа (причем необязательно этого хотят люди — просто медиа продают все это дерьмо). А если мы посмотрим на краудфандинг, то увидим интерес к серьезным вещам.

— Почему iPad?
— Мы хотели, чтобы у людей, которые будут смотреть The Long Shadow of Chernobyl, создалось впечатление того, что они тоже были внутри реактора — там, где был я. В приложение вошло много не использованного ранее материала — технические видео, интервью, фотографии. Мне понравилась идея с iPad.

— Вы надеялись на такой успех в краудфандинге?
— Нет, не надеялся, я хотел собрать лишь половину от нужной суммы. Но собрал как раз столько, чтобы хватило на поездку и на работу над материалом.

— Давайте поговорим о России. Вам интересны наши фотографы?
— В России всегда было много отличных фотографов и вообще талантливых людей. И мне очень интересна Россия, у меня к ней особое отношение. Меня завораживает то, что называется "русская душа". Я хочу также вспомнить период после Октябрьской революции, когда у вас был колоссальный прорыв. Малевич, Эйзенштейн, Довженко — я сейчас перечисляю лишь немногих из тех, кто создал удивительно прогрессивную эстетику в кино, живописи, фотографии. Жаль, что все это вскоре было похерено сталинизмом. Я очень уважаю Романа Вишняка, который снимал восточноевропейское еврейство и сам чудом избежал гибели, Евгения Халдея (советский фотограф, снявший советское знамя над Рейхстагом). Из более современных мне интересны Георгий Пинхасов, работающий с Magnum, Борис Михайлов — enfant terrible российской фотографии с его безжалостно-ироничным взглядом.

— Я видел вашу фотографию Путина...
— Она ему ужасно не понравилась. Он на ней вышел уязвимым, растерянным и каким-то... маленьким. Очень человечная и многое открывающая фотография, по-моему, получилась.

— А как вы к Путину лично относитесь?
Путин не умеет прислушиваться к другим мнениям. Он очень откровенно говорит о недостатках Запада, и это делает ему честь. Но не любит, когда ему указывают на недостатки в его стране. Он, конечно же, не демократ в западном понимании, но то, что он более либерален, чем большинство обычных россиян, это тоже, увы, факт. Я много ездил по России и знаю, о чем говорю.
Я впервые побывал в СССР (в Самарканде) в 1980 году. Это было еще при Брежневе. У меня, пожалуй, самый большой и разнообразный из всех западных фотографов архив по России и бывшему СССР. Еще я был в Ростове-на-Дону, в Москве (до начала перемен). Я фотографировал мхатовских актеров: Анастасию Вертинскую, Олега Ефремова. Из недавних проектов могу упомянуть серию фотографий Moscow Never Sleeps, где я постарался показать все безумие мегаполиса, его странный уклад — от гастарбайтеров до обитателей элитных ночных клубов. Я выходил на улицу из Soho Rooms, ресторанов "Турандот", "Пушкинъ" и снимал бомжей, которым оказывали медицинскую помощь мобильные бригады волонтеров. Еще у меня есть серия фотографий, посвященная исключительно тем, кто оказался за бортом жизни после распада СССР. Она называется "В тени экономического бума".

— У вас были выставки в России?
— Всего одна, в 90-х. Когда российской публике захочется оглянуться назад и посмотреть на недавнее прошлое своей страны, мой архив ей очень пригодится. На Западе интерес к этому сложному периоду в России уже прошел (я внес в него свой вклад, опубликовав книгу "Разрушенная империя").

— А тема Чернобыля?
— Она для меня самая важная. Я ездил на АЭС много раз, у меня по ней собран огромный материал, было много выставок по всему миру.

— Но не в России.
— Нет, не в России. Я так понимаю, что для России чернобыльская тема — очень сложная, она связана с чувством вины. Власти о ней не очень хочется сегодня говорить.

— Какова была реакция на вашу активность у украинских и белорусских властей?
— В Украине никто мне не препятствовал, но и не помогал. А в Белоруссии... Однажды люди в строгих костюмах пытались выпроводить меня из детского дома в Гомельской области, где находится много пострадавших от последствий Чернобыльской аварии. Я знал, что этот детдом спонсировали европейские фонды, но официальные власти отрицали наличие там больных. Я припугнул их тем, что мое издание напечатает эти данные и тогда их быстро лишат финансирования. Конечно, все быстро разрешилось.

— Какова ваша миссия как фотографа?
— Я бы хотел, чтобы зрители, глядя на мои фотографии, понимали, что я всегда снимаю с точки зрения того человека, с которым в данный момент работаю. Сострадание и чувство сопричастности — вот что важно для меня. Я устанавливаю камеру так, чтобы она была на уровне того человека, которого я снимаю. Например, когда фотографирую бездомных, лежащих или сидящих на земле, всегда остаюсь на их уровне, причем физически — на уровне их глаз. Если надо, ложусь, сажусь и т. д. Для меня важно поймать не только их самих, но и их взгляд, которым они смотрят на мир.

_________________

Герд Людвиг, фотожурналист, 65 лет. Родился в Германии, изучал немецкую литературу и политику. В 1972 году основал фотоагентство Visum. Сотрудничал с журналами Stern, Spiegel, Life, Time, снимал рекламные кампании. В 1984-м переехал в Нью-Йорк. С начала 1990-х работает в National Geographic. В 2001-м опубликовал книгу "Разрушенная империя: после падения СССР". В 2006-м был награжден Lucy Awards ("Фотограф года"). Его проект "Длинная тень Чернобыля" собрал более $23 000 на kickstarter.com и вышел в виде iPad-приложения.

аккаунты

gerdludwig.com
longshadowofchernobyl.com
facebook.com/TheLongShadowofChernobyl

Спрашивал Максим Черников

fresh_f5

Написал: fresh_f5 24 июня 2012, 15:56

2
mood-o-meter
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
комментарии | 3
Этот комментарий был забанен
 
Fomin85   10 апреля, 13:35
Молодец, не испугался трудностей. А фотки с <a href="http://www.ieqlg-enviroafrica.com/">таких мест</a> всегда привлекают внимание.
Fomin85   10 апреля, 13:37
Молодец, не испугался трудностей. А фотки с [url=http://www.ieqlg-enviroafrica.com]таких мест[/url] всегда привлекают внимание.
FaceBook
ВКонтакте
Загрузка...